Занимательная философия

<- Пролог Глава 2 ->

Часть 1. Единство противоположностей

 

    Глава 1. Мудрецы 

 

      Поэзия и мифология

Религия и поэзия старше философии, интеллектуальной элитой в древности были пророки и поэты. Греческий гений, правда, не явил миру сколько-нибудь значительных религиозных реформаторов. В религиозной жизни греки были очень консервативны, что разительно контрастирует с их достижениями в социальной и научной сфере. Сколь философы не критиковали глупые выдумки о богах, сочинённые Гомером и Гесиодом, вера в олимпийский пантеон неизменно сохранялась. Древняя мифологическая традиция, систематизированная великими поэтами, оказалась очень живучей.

Как же греки представляли себе происхождение и устройство мира? Каковы были те представления, которые послужили отправной точкой для развития европейской философии? Гесиод (8 век до н.э.) в небольшой поэме «Теогония» повествует о рождении Неба-Урана от Земли-Геи, о страсти, разжигаемой Эротом, о первом поколении богов, о кровавых распрях, и, наконец, об установлении стабильности при мудром правлении богини правосудия Дике.

«Прежде всего во вселенной Хаос зародился, а следом широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный, сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких, и, между вечными всеми богами прекраснейший,- Эрос. Сладкоистомный — у всех он богов и людей земнородных душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает. Черная Ночь и угрюмый Эреб родились из Хаоса. Ночь же Эфир родила и сияющий День, иль Гемеру: Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись. Гея же прежде всего родила себе равное ширью Звездное Небо, Урана, чтоб точно покрыл ее всюду, и чтобы прочным жилищем служил для богов всеблаженных. Также еще родила, ни к кому не всходивши на ложе, шумное море бесплодное, Понт. А потом, разделивши ложе с Ураном, на свет Океан породила глубокий, Коя и Крия,… После их всех родился, меж детей наиболе ужасный, Крон хитроумный.

Ночь родила еще Мора ужасного с черною Керой. Смерть родила она также, и Сон, и толпу Сновидений. Мома потом родила и Печаль, источник страданий, И Гесперид,- золотые, прекрасные яблоки холят за океаном они на деревьях, плоды приносящих. Мойр родила она также и Кер беспощадно казнящих. Тяжко карают они и мужей и богов за проступки, и никогда не бывает, чтоб тяжкий их гнев прекратился раньше, чем полностью всякий виновный отплату получит. Также еще Немезиду, грозу для людей земнородных, страшная Ночь родила, а за нею — Обман, Сладострастье, Старость, несущую беды, Эриду с могучей душою. Грозной Эридою Труд порожден утомительный, также Голод, Забвенье и Скорби, точащие слезы у смертных, Схватки жестокие, Битвы, Убийства, мужей Избиенья, Полные ложью слова, Словопренья, Судебные Тяжбы, и Ослепленье души с Беззаконьем, родные друг другу, И, наиболее горя несущий мужам земнородным, Орк, наказующий тех, кто солжет добровольно при клятве.

Рея, поятая Кроном, детей родила ему светлых, Деву-Гестию, Деметру и златообутую Геру, славного мощью Аида, который живет под землею, жалости в сердце не зная, и шумного Энносигея, И промыслителя Зевса, отца и бессмертных и смертных, громы которого в трепет приводят широкую землю.»

В этом монотонном перечислении рождений, цепь которых приводит к появлению нашего мира, мы ощущаем нечто нам знакомое и близкое. Современная наука говорит о том же самом, физика даже смогла заглянуть за пределы первоначального хаоса, разглядев породивший его Большой взрыв. Далее из бесструктурной плазмы сами собой рождаются звезды, планеты, жизнь, сознание. Только в отличие от нас, для Гесиода человек не является вершиной эволюции, люди мелькают в «Теогонии» как третьестепенные существа. Собственно, и олимпийские боги не являются богами в привычном для нас понимании этого слова. В цепочке рождений они далеко не первые, не всемогущи, должны подчиняться богиням судьбы Мойрам и считаться друг с другом. По сути, греческие божества являются персонификациями природных сил и явлений, управляющих жизнью людей. Человеку еще предстояло преодолеть ощущение своей никчемности, своей зависимости от природы, осознать свое высокое достоинство.

Ярко выразил Гесиод и еще одну характерную черту греческого сознания – пессимизм. История в понимании Гесиода — это наклонная плоскость, по которой люди скользят в бездну. Золотой век сменяется серебряным, потом железным, впереди же человечество ждет полное одряхление. Впрочем, ощущение неумолимого и безжалостного Рока, восприятие мира, как юдоли страданий, было характерной чертой многих древних культур.

 

СЕМЬ МУДРЕЦОВ.

В Греции существовал культ не только красоты, здоровья и силы, но и культ знания, самым ранним проявлением которого было предание о семи мудрецах. Несколько юношей из Милета (город на побережье Малой Азии) сторговались купить у рыбаков то, что вытащит их сеть. Сеть вытащила треножник, и вышел спор, что с ним делать. За разрешением спора обратились к Дельфийскому оракулу, и оракул велел отдать треножник тому, кто в мудрости первый. Треножник по общему согласию поднесли Фалесу, но тот отправил его Бианту в Приену. Биант переслал его Питтаку, Питтак — Клеобулу, Клеобул — Периандру, Периандр — Хилону, Хилон — Солону, Солон — обратно Фалесу. Тогда Фалес отослал его в Дельфы, сказав, что первый в мудрости Бог.

Этот рассказ существует в многочисленных вариациях, список мудрецов у разных авторов тоже разнится. Впервые их имена были объявлены в Афинах в 582 г. до н.э. Позже к мудрецам причисляли Пифагора, скифа Анахарсиса, Эпименида Критского и других, общим числом до 17 человек. Сборники их жизнеописаний и высказываний служили первыми учебниками житейской мудрости. Сентенции мудрецов являются плодом практического рассудка, в своих истоках это мудрость фольклора, мудрость пословиц и поговорок. Среди их изречений немало банальностей и бытовых пустяков, но немало действительно глубоких и прогрессивных идей. Семи мудрецам предание приписывает и знаменитые надписи на храме Аполлона в Дельфах, главном святилище Древнего мира: «Познай самого себя» и «Ничего сверх меры».

Включение некоторых персон в список мудрецов выглядит странным. Так, Периандр в припадке гнева убил свою беременную жену, сжег живыми своих наложниц, состоял в брачных отношениях с родной матерью. Перед смертью он убил нескольких человек, чтобы осталось неизвестным место его захоронения. Причина уважительного отношения и к такому жестокому правителю, как Периандр, в том, мудрость в понимании греков должна иметь практическую направленность. Мудрец, прежде всего, это тот, кто умеет разрешать сложные жизненные ситуации. Характерен в этом отношении рассказ про Бианта. Когда враги осадили его родной город, то Биант раскормил двух мулов и выгнал их во вражеский лагерь, — и враги поразились, подумав, что благополучия осаждающих хватает и на их скотину. Они пошли на переговоры и прислали послов — Биант насыпал кучи песка, прикрыл его слоем зерна и показал послам. Его хитрость дала городу столь необходимый мир.

В те давние времена греки еще не так хорошо различали добро и зло, как мы. Время мудрецов – это как раз время рождения древнегреческой этики. Мифы греков не отличались высоким нравственным уровнем, из всех добродетелей выше всего почитая одну только храбрость. Но мудрецов уже волнует моральная проблематика, и они уделяют ей большое внимание. Многие высказывания мудрецов показывают их людьми весьма высоких нравственных качеств.

Ничего не следует делать из-за денег.
Золотом испытывают разницу меж добрым и недобрым.
Лучше простить, чем мстить.
Богам — почет, родителям – честь.
К друзьям спеши проворнее в несчастье, чем в счастье.
Превратности судьбы умей выносить с благородством.
В счастье не возносись, в несчастье не унижайся.
В благочестии упражняйся. Умеренность люби.
Из молодости в старость бери припасом мудрость, ибо нет достояния надежнее.

Хилон, например, в старости признался, что не знает за собою ни единого противозаконного поступка за всю жизнь, а сомневается только в одном: когда судили его друга, он осудил его по закону, но товарища своего уговорил его оправдать. Так он услужил и закону, и дружбе.

Из мудрецов-правителей самой выдающейся личностью был афинянин Солон. Избранный правителем Афин в 594 г. до н.э., он провел ряд важных реформ. Солон отменил долговое рабство – этот бич древнего мира. Для этого он отказался от долга в семь талантов, который причитался его отцу, и этим подал пример остальным. По его настоянию выкупили проданных на чужбину афинян, ввели ограничение на владение землей, узаконили суд присяжных. Но главное достижение Солона – внедренные им принципы народовластия.

Представление о характере и воззрениях Солона можно составить по его беседе с лидийским царем Крёзом. Лидия в правление Крёза была самым могущественным и богатым государством в Малой Азии, а Солон к тому времени уже не занимал никаких должностей и был частным лицом. Плутарх (1 в.) передает разговор так.

«Крёз спросил его, знает ли он человека счастливее его, Крёза. Солон отвечал, что знает такого человека: это его согражданин Телл. Затем он рассказал, что Телл был человек высокой нравственности, оставил по себе детей, пользующихся добрым именем, имущество, в котором есть всё необходимое, погиб со славой, храбро сражаясь за отечество. Солон показался Крёзу чудаком и деревенщиной, раз он не измеряет счастье обилием серебра и золота, а жизнь и смерть простого человека ставит выше его громадного могущества и власти. Несмотря на это, он опять спросил Солона, знает ли он кого другого после Телла, более счастливого, чем он. Солон опять сказал, что знает… «А нас, — воскликнул Крёз уже с гневом, — ты не ставишь совсем в число людей счастливых?». Тогда Солон, не желая ему льстить, но и не желая раздражать ещё больше, сказал: «Царь Лидийский! Нам, эллинам, бог дал способность соблюдать во всём меру; а вследствие такого чувства меры и ум нам свойствен какой-то робкий, по-видимому, простонародный, а не царский, блестящий. Такой ум, видя, что в жизни всегда бывают всякие превратности судьбы, не позволяет нам гордиться счастьем данной минуты. К каждому незаметно подходит будущее, полное всяких случайностей. Кому бог пошлёт счастье до конца жизни, того мы считаем счастливым. А называть счастливым человека при жизни, пока он ещё подвержен опасностям, — это всё равно, что провозглашать победителем и венчать венком атлета, ещё не кончившего состязания: это дело неверное, лишённое всякого значения».

И действительно, в будущем самомнение Крёза погубило его. Когда владения персов вплотную подступили к границам Лидии по реке Галису, он задумался о войне с персидским царем Киром. Дельфийский оракул на его вопрос, начинать войну или не начинать, ответил: «Реку Галис перейдя, Крёз великое царство разрушит». Обнадёженный Крёз начал войну, и только потерпев поражение, он понял, что речь в предсказании шла о его собственном царстве.

<- Пролог Глава 2 ->

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями.

Оставить комментарий

40 + = 49