Занимательная философия

<- Глава 1 Глава 3 ->

Часть 1. Единство противоположностей

 

    Глава 2. Философия до Сократа 

 

      Фалес

Первым из мудрецов, кто всерьез начал задумываться над тем, как устроен мир, был Фалес, древние единодушно считали его первым философом. Происходил Фалес из знатного финикийского рода, а жил в городе Милете около 640-545 гг. до н.э. В молодые годы занимался торговлей и много путешествовал, позже верх взяла склонность к уединенному размышлению.

Но и от дел совсем не отошел. Однажды, желая показать, что разбогатеть совсем не трудно, он в предвидении большого урожая оливок взял в наем все маслодавильни в округе и этим нажил много денег. Когда Крёз начал войну с персами, Фалес помог ему переправить войско через Галис, построив плотину и направив часть потока по новому руслу. Но своим согражданам он дальновидно посоветовал не вступать в союз с Крёзом, и тем спас город от разорения после победы Кира.

Основным предметом его исследований были астрономия и геометрия. Знаменитым он стал после предсказания солнечного затмения 585 года до н.э. Фалес первым указал, что Луна светит отражённым светом; что затмения Солнца происходят тогда, когда его закрывает Луна. Определил угловой размер Солнца, рассчитав, что размер солнца составляет одну семьсот двадцатую часть солнечного кругового пути.

В Египте он поразил фараона тем, что смог измерить высоту пирамид по их тени. Не понадобилось даже никаких вычислений, Фалес только дождался часа, когда тень от вертикальной палки стала равно ее длине. По доказанной им самим теореме, которая с тех пор так и называется теоремой Фалеса и известна каждому школьнику, высота пирамид в этот момент тоже сравнялась с длиной их тени.

Слава Фалеса гремела по всей Греции, а в Милете он оставил научно-философскую школу, наиболее известными представителями которой являются Анаксимандр (610-540 гг до н.э.) и Анаксимен (585-525 гг. до н.э.).

 

    натурфилософия

В Милете впервые в истории совершилось вычленение философии как чего-то самостоятельного. Фалес и его ученики старались понять и осмыслить бытие человека и природы независимо от религиозного откровения. Философская школа, сформировавшаяся вокруг Милета, получила название ионийской, потому что западное побережье Малой Азии греки называли Ионией. Другим центром развития философии стала южная Италия. Италийская философия связана с именами Ферекида (600-545 гг. до н.э.) и Пифагора (570-490 гг. до н.э.), а позднее с Парменидом (540-470 гг. до н.э.) и Зеноном (490-430 гг. до н.э.), которые жили в городе Элея и основали элейскую школу.

Эти школы вовсе не были изолированными друг от друга, в поисках знаний философы много путешествовали по всей Греции, нередко посещали сопредельные Египет и Персию. Про Пифагора и Демокрита даже говорили, что они побывали в Индии. В общем, несмотря на отсутствие книгопечатания и цифровых технологий, в древнем мире шел активный обмен идеями. Показательно в этом отношении предсмертное письмо Ферекида Фалесу: «И велел я моим слушателям, похоронив меня, послать тебе мною написанное. Если ты и остальные, кто мудр, одобрите посланное, то обнародуйте, если же не одобрите, то не обнародуйте. Я покамест этим недоволен: неопровержимостей здесь нет, да и нельзя надеяться достичь истины, собирая, что известно, о богах; остальное же надобно додумывать, и сужу я обо всем лишь гадательно».

В Афинах, то есть собственно в Греции, философия появилась несколько позже, уже после побед над персами, когда в первой половине 5 века до н.э. Афины превратились в великую морскую державу и стали крупнейшим экономическим и культурным центром. В золотой век Перикла в город стекалось множество людей со всей Греции. Не задолго до 450 г. до н.э. из Малой Азии сюда переселился известный философ Анаксагор (500-428 гг. до н.э.), от которого берет свое начало знаменитая афинская школа.

Книги почти всех ранних философов назывались «О природе», что само по себе говорит о главном предмете их исследований. В своих изысканиях натурфилософы добились немалых успехов, они заложили основы многих наук: физики, астрономии, математики, метеорологии, биологии, географии. Многие их открытия и предположения весьма замечательны:

Луна светит не своим светом, а заимствует его от Солнца. (Фалес)
Земля — это не остров, покоящийся на воде, а тело, свободно парящее в пространстве. (Анаксимандр)
Человек произошел от живых существ, возникших в водной среде. (Анаксимандр)
Суша может подниматься из моря (Ксенофан, по отпечаткам морских животных в горных породах)
Земля шарообразна и вращается вокруг солнца (пифагорейцы)
Солнце не Бог, а раскаленный камень величиной не менее Пелопонесса (Анаксагор)
Вещи не исчезают и не возникают, а только превращаются друг в друга (Анаксагор)
Звук возникает от сотрясения воздуха (Архелай)
Скорость света является очень большой, но все же конечной величиной (Эмпедокл)
Тела состоят из небольших неделимых частиц (Демокрит)

Их взгляд на мир был подлинно научным взглядом, в котором проницательный интеллект сочетался с детской любознательностью. С отвагой приступили философы к сложному делу познания мира, испытывая наслаждение от самой трудности задачи и интересуясь всем на свете. Анаксимандр нарисовал первую карту Земли, Анаксимен установил первые солнечные часы.

Кроме конкретных научных знаний их, конечно же, интересовали и общие принципы устройства мира. Обсуждались вопросы:
— каковы первичные элементы, из которых все состоит;
— как они образуют гармоничный и красивый мир;
— каковы источники движения;
— существует ли только один космос, или их неограниченное количество;
— существует ли пустота, т.е. пространство без материи, и др.

Общепризнанным было учение о четырех элементах – земле, воде, воздухе и огне, которые в разных сочетаниях образуют весь видимый мир. Спорили только о том, из чего состоят сами эти элементы. Представление о четырех элементах продержалось в науке вплоть до Нового времени.

Характерной чертой воззрений первых философов было то, что называют стихийным материализмом. Они не выходили за пределы привычных грекам представлений и полагали, что существуют только тела, и что все в мире движется материальными причинами. Вселенная Гераклита, которую рождает, а потом пожирает Мировой огонь, так же материальна, как и вселенная Демокрита, состоящая исключительно из атомов. Но этот материализм вовсе не был атеистическим, просто и боги, и души людей, исходя из принципа всеобщего подобия, тоже считались телесными. В своих религиозных представлениях философы, однако, шли дальше традиционного греческого многобожия. Странствующий поэт Ксенофан (570-475 гг. до н.э.) высмеивал олимпийских богов и говорил, что истинный Бог един, всевидящ и всемогущ. Анаксагор учил о верховном Уме, который управляет мирозданием. Рассуждать о богах и в свободномыслящей Греции было небезопасно. Анаксагор едва не поплатился жизнью, когда его обвинили в нечестии за то, что он назвал солнце «глыбой, огненной насквозь». Только заступничество Перикла спасло ему жизнь, и судьи ограничились изгнанием.

То, что книги первых философов до нас не дошли, Фрэнсис Бэкон (17 век) объяснял именно их весомыми достоинствами: «Более древние из греков — Эмпедокл, Анаксагор, Левкипп, Демокрит, Парменид, Гераклит, Ксенофан, Филолай и остальные, с большой сдержанностью, строгостью и простотой отдавались отысканию истины. Только труды их с течением времени были вытеснены теми более легковесными, которые больше соответствуют и более угодны обычному пониманию и вкусу, ибо время, подобно реке, доносит до нас более легкое и раздутое, поглощая более тяжелое и твердое».

 

   парменид и глыба бытия

Совершенно новое направление философии задал Парменид (540-470 гг. до н.э.) из Элеи. Он меньше интересовался естествознанием, а сосредоточился на теоретическом учении о Бытии. Именно он ввел сам этот термин «Бытие». Парменид выдвинул тезис о единстве и недвижности Бытия. Мнение его было, что Вселенная неизменна, недвижима, едина, подобна самой себе и полна. Движения нет, лишь кажется, будто оно есть. Множественность рождается нашими чувственными восприятиями.

Не возникает Бытие и не подчиняется смерти.
Цельное все, не движется и однородно.
Не было в прошлом оно, не будет, но все – в настоящем.
Без перерыва, одно. Ему ли разыщешь начало?
Как и откуда расти?
Так неподвижно лежит в пределах оков величайших
И без начала, конца, затем что рожденье и гибель
Истинным тем далеко отброшены вдаль убежденьем…
Есть же последний предел, и все бытие отовсюду
Замкнуто, массе равно вполне совершенного шара
С правильным центром внутри.

Парменид выдвинул новаторское утверждение, что в познании не следует слишком доверять чувствам. Чувства могут рождать только мнения, а истина познается исключительно разумом. Взяв в качестве исходного тезис «Бытие есть, Небытия нет», Парменид вывел из него следующие умозаключения.

Бытие есть, Небытия – нет.
Нет ни возникновения, ни уничтожения. Возникать возможно только из Небытия, и уничтожаться в Небытие, но его нет.
Бытие одно, и не может быть двух и более «бытий». Иначе они должны были бы быть отграничены друг от друга Небытием, а его нет.
Бытие едино, то есть не имеет частей. Если бы он имело части, то части должны были быть отграничены друг от друга Небытием, а его нет.
Если нет частей и если Бытие одно, то нет движения и нет множественности в мире.
Бытие вечно пребывает на одном и том же месте.

Сократ считал Парменида мыслителем действительно необыкновенной глубины. Поставленный им вопрос соотношения эмпирического и логического знания имеет фундаментальный характер. А проблема единства и неподвижности Бытия стала основной темой философии на следующие два века, тем пробным камнем, на котором оттачивалась философская мысль. В определенном смысле, философия началась с констатации Парменида «Бытие есть, небытия нет».

 

Апории зенона

В еще более яркой форме сформулировал доказательства теории Парменида его ученик Зенон (490-430 гг. до н.э.). Он сочинил несколько десятков апорий (неразрешимых противоречий), которые должны были доказать отсутствие множества и движения. Книга Зенона до нас не дошла, а в пересказах других авторов сохранилось 9 апорий, самые известные из которых «Ахиллес и черепаха» и «Дихотомия».

«Дихотомия» (что значит деление пополам). Чтобы преодолеть путь, нужно сначала преодолеть половину пути, а чтобы преодолеть половину пути, нужно сначала преодолеть половину половины, и так до бесконечности. Поэтому движение никогда не сможет начаться.

Но если тело все-таки начнется двигаться, то оно никуда не сможет придти, ведь всегда остается половина уже пройденного пути. Это демонстрируется в следующей апории, только оставшийся путь в ней делится не пополам, а на неравные отрезки.

«Ахиллес и черепаха». Допустим, Ахиллес бежит в десять раз быстрее, чем черепаха, и находится позади неё на расстоянии в тысячу шагов. За то время, за которое Ахиллес пробежит это расстояние, черепаха в ту же сторону проползёт сто шагов. Когда Ахиллес пробежит сто шагов, черепаха проползёт ещё десять шагов, и так далее. Процесс будет продолжаться до бесконечности, Ахиллес никогда не догонит черепаху.

Итак, говорил Зенон, если мы полагаем движение существующим, то получаем противоречивые выводы. Следовательно, наше предположение неверно, и движения в действительности нет. Движение только иллюзия, рождаемая ненадежными чувствами.

От этих рассуждений нельзя просто отмахнуться, сославшись на их явное несогласие с опытом. Именно так однажды поступил киник Антисфен, который, выслушав последователя Зенона, ничего не сказал, а молча поднялся и стал прохаживаться вперед-назад. Антисфен взывал к очевидности, но очевидность не может считаться надежным критерием истины. Например, долгое время считалось очевидным, что для того, чтобы тело двигалось, его обязательно должно что-то двигать, толкать. И только Галилей предположил, что для равномерного прямолинейного движения это не так. На основе принципа Галилея Ньютон разработал механику, которая смогла прекрасно объяснить все, что происходит в макромире, вплоть до движения планет. С движением планет, кстати, связана еще одна иллюзорная очевидность. Кажется, что солнце, звезды и планеты вращаются вокруг Земли, и вращение это вечно, но в действительности все совсем не так. Поэтому Александр Сергеевич Пушкин совершенно справедливо вступился за Зенона:

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.
Другой смолчал и стал пред ним ходить.
Сильнее бы не мог он возразить;
Хвалили все ответ замысловатый.
Но, господа, забавный случай сей
Другой пример на память мне приводит:
Ведь каждый день пред нами солнце ходит,
Однако ж прав упрямый Галилей.

Рассуждения Парменида и Зенона выглядят логически безукоризненно, и не так легко обнаружить в них ошибку. Радикально изменить подход к проблеме смог Платон, разработавший учение о взаимосвязи противоположностей. В логике Платона уже нельзя сказать, что бытие есть, а небытия нет, так как они не существуют друг без друга. Но прежде чем обратиться к Платону, нужно познакомиться с его учителем, удивительным Сократом.

<- Глава 1 Глава 3 ->

 

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями.

Оставить комментарий

37 + = 42