Рудный Алтай

 

1. Барнаул. Усть-Чагырский рудник. Монастыри в Пустынке. Акимовка.

2. Колывань. Курья. Колыванское озеро.

3. Змеиногорск. Змеиногорский рудник. Отец и сын Фроловы.

 

История

Рудным Алтаем называют западную невысокую часть Алтайских гор, богатую выходами руд. Горы эти возникли на месте бывшего моря более 200 млн. лет тому назад, и это самый молодой район Алтая. В течение последующего длительного времени горы были разрушены и постепенно приняли облик почти равнины. Но в последнюю эпоху горообразования (примерно 50 млн. лет тому назад) мощные подземные силы омолодили рельеф Рудного Алтая, подняв отдельные части его на разную высоту. Так возникло ступенчатое строение этих гор, крутые склоны которых расчленены узкими долинами, а некоторые вершины хребтов остались такими ровными, что по ним даже прокладывают дороги.

Со времени 100 тысяч лет назад следы жизни людей на Алтае уже не редкость. В бронзовом веке Алтай становится одним из крупнейших центров выплавки металлов. Наиболее ранние меднорудные выработки предположительно датируют 3-м тысячелетием до н.э. Особый размах приобретают горнорудные работы с середины 2-го тысячелетия до н.э., когда разрабатывались большинство известных ныне медных, свинцовых и оловянных месторождений, выходящих на поверхность. Следы горнозаводской деятельности древних обитателей Алтая оказали большую помощь русским рудознатцам в поисках руды.

Многие исследователи уверены, что именно о Рудном Алтае шла речь в знаменитом свидетельстве Геродота об одноглазых аримаспах и графах, стерегущих золото на северном краю ойкумены – это 5 век до н.э. Еще академик Гумбольдт и путешественник Чихачев пришли к выводу, что алтайские и уральские месторождения были главным источником снабжения золотом скифов и греческих античных колоний.

Выплавка металлов прекратилась после монгольского завоевания. В начале 18 века за освоение рудных богатств Алтая энергично взялся Акинфий Демидов (1678-1745). Дед его Демид Антуфьев был крестьянином, освоившим в Туле кузнечное ремесло; отец Никита Демидов, основатель династии, за поставку качественных ружей для армии получил от Петра 1 в 1701 г. земли вокруг Тулы, в 1702 г. Верхотурские железные заводы на Урале. Акинфий Демидов тоже активно строил заводы на Урале, в том числе и крупнейший Нижнетагильский.

Открытые на Алтае месторождения были также отданы в разработку Демидову. В то время ближайшие русские крепости были Бийск (1718) на Оби, Семипалатинск (1718) и Усть-Каменогорск (1720) на Иртыше. В 1726 г. на речке Локтевке был построен первый на Алтае медеплавильный завод, в 1729 г. перенесенный на реку Белую и названный Колывано-Воскресенским (сейчас Колыванская камнерезная фабрика). В 1736 г основан Змеиногорский рудник, в 1744 г. запущен Барнаульский сереброплавильный завод.

За незаконную тайную выплавку серебра Демидовым его алтайские владения в 1744 г. были конфискованы, а в 1747 г переданы в собственность царского кабинета, и с тех пор вплоть до 1917 г. этот богатейший край представлял собой личную собственность царя.

После отмены крепостного права, лишившись даровой рабочей силы, горнозаводская промышленность на Алтае начинает приходить в упадок. К тому же падение мировых цен на серебро в 60-х годах 19 века резко снизило доходность рудников, а вскоре сделало их убыточными.

В советское  время Рудный Алтай пережил второе рождение. Но теперь центр экономической жизни сместился южнее, в район Усть-Каменогорска, то есть в Казахстан. В 1920 г. была образована Казахская республика, и при размежевании с Россией северо-восточную ее границу провели по водоразделу рек Оби и Иртыша. При распаде Советского Союза большая часть Рудного Алтая с металлургическими комбинатами, тремя гидроэлектростанциями, легендарным Беловодьем – рекой Бухтармой, оказалась в Казахстане. В России осталась только самая северная его оконечность вокруг Колыванского хребта.

Алтайский край. Синим цветом выделена область Рудного Алтая.

 

Барнаул

Как уже говорилось, Барнаул начался со строительства сереброплавильного завода в сороковых годах 18 века. С этим же заводом связана и самая яркая страница в истории города: в 1766 Иван Ползунов сконструировал первую в России паровую машину.

Канцелярия Колывано-Воскресенских заводов. В этом здании работал Ползунов.

 

Машина была размером с трехэтажное здание, длина цилиндров превышала 3 метра. Двигатель рекордной мощностью 32 л.с. принципиально отличался от зарубежных аналогов тем, что имел два цилиндра и создавал непрерывную движущую силу. Впервые в заводской практике паровой двигатель мог работать без водяных колес. Проект Ползунова получил поддержку императрицы, но для местного начальства строительство машины было только лишними и ненужными хлопотами. Даже старый товарищ Ползунова по екатеринбургской горнозаводской школе Козьма Фролов, о котором еще будет речь далее, сомневался:

— Да ведь на твою огневую машину материала не достать, смотреть за ней будет некому. А на водяные колеса лесу сколько угодно, воды везде достаточно.

Больной чахоткой, Ползунов не отступал перед трудностями, и все силы отдавал работе. Несколько дней не дожил он до пробных испытаний своего детища; в мае 1766 г., в возрасте 38 лет, гениальный механик скончался. Двигатель запустили по его инструкциям, но проработал он недолго, уже в ноябре дал течь медный котел, а ремонтировать его не стали. Фролов с его практическим складом ума оказался прав. (Эффективный вариант парового двигателя, завоевавший мир, был создан англичанином Уаттом в период 1769-1782 годов.)

Дом начальника Алтайского горного округа. 1 половина 19 века.

Интересен отзыв о Барнауле П.П. Семёнова-Тян-Шанского, работавшего здесь в 1856-57 гг.: «Барнаул… был, бесспорно, самым культурным уголком Сибири, и я прозвал его «сибирскими «Афинами».

Городская дума. Начало 20 века.

С той поры, надо сказать, Барнаул подрастерял свою красоту. Даже на центральном проспекте Ленина, самой красивой улице, далеко не везде тротуарная плитка. А асфальт не отличается ровностью укладки.

Исторический же центр пребывает в запустении.

Очень жаль монументальный ансамбль Демидовской площади, утративший свое первоначальную торжественность.

Знаменитый «дом с часами», недалеко от которого мы жили в прекрасной двухкомнатной квартире . Да еще очень кстати хозяева подарили нам книжечку «Яшмовый пояс Урала».

В Барнауле в первую очередь  нас интересовал музей «Мир камня». Это частный музей Сергея Бергера, человека, влюбленного в камень. И место у него хорошее, в старом городе, на территории демидовского завода. Через дорогу находится краеведческий музей, куда мы тоже зашли, в соседнем здании филармония. В музее Бергера проводятся лекции, действует клуб «Юный геолог», организуются туристические поездки. Коллекция очень интересная и разнообразная. Например, таких красивых аммонитов мы еще нигде не видели.

А какие прекрасные поделки из камней! Шедевры! Зерна в этом гранате сделаны из граната. Есть и забавные — обкусанное яблоко, два пельменя на тарелке.

Те камни, которые лежат внизу под стендами, а среди них есть прекрасные образцы самоцветов, можно брать в руки. На фото Степа держит 5-ти килограммовый железный метеорит.

 

Усть-Чагырский рудник.

Из Барнаула наш путь лежал в Усть-Чагырку. Самая короткая дорога туда через Шипуново и Березовку довольно плохая, и уже порядком надоела, когда наконец поползла вверх на высокий хребет. Виды с него открылись чудесные.

После спуска сразу мост через Чарыш, а вскоре и Усть-Чагырка. Совсем недавно здесь процветала турбаза «Эльдорадо», на которой было целых 36 домиков. Но она начала хиреть после того, как банк забрал ее за долги хозяина, а потом ее добило наводнение. Но сразу же начали строиться две новые базы, на одной из которых мы и остановились.

 

За Усть-Чагыркой, вверх по течению Чарыша, на его берегу начинаются сопки. Рудник находится на второй по счету. К нему есть тропинка, но не от реки, а с проселка, который обходит сопки с другой, правой стороны. Начало тропинки неприметно, искать его нужно примерно посередине первой сопки. Там есть и где машину оставить.

Тропинка проходит через заросли и поднимается на седловину между первой и второй сопками.

Дальше она раздваивается. Одна ведет к горизонтальной штольне, другая на вершину,  ко входу в вертикальную шахту.

Давным-давно здесь была вертикальная карстовая пещера, которая позже заполнилась рудным телом. Рудоносный карст – редкое природное образование. В руде было много серебра, и в 1827-1844 годах ее выкопали, восстановив пещеру до глубины 170 м. Продвинуться дальше помешал избыток воды и недостаток воздуха. Вертикальная шахта с глубины 21 м идет уступами, и на 30-метровой глубине образовался завал. К горизонту 66 м подведена горизонтальная штольня длиной 180 м. В 1950-е годы была проведена ревизия рудника, вынуты остатки руды, после чего вход в штольню был завален. Но в 1985 г. экспедиция Алтайского университета обнаружила вход и прокопала в насыпи лаз.  Вход в горизонтальную штольню находится во впадине на склоне горы, обращенном к деревне.

На входе немного нужно проползти, а дальше рудник представляет собой ровный коридор диаметром примерно 2 метра, потолок немного обвалился только в одном месте. На стенах везде видны следы кольев, которыми отбивали породу. Без вспышки получилась всего одна фотография, потом фонарики потускнели.

 

Штольню пробивали одновременно изнутри и снаружи. Ходы не совпали, в месте стыка они изгибаются навстречу друг другу. Наружный ход попал во внутренний сбоку и немного ниже, поэтому образовалась ступенька высотой около метра. Какая-то добрая душа установила на ней железную лестницу.

Дойдя до вертикальной шахты, можно обойти ее по карнизу. Горизонтальный ход продолжается еще немного, загибаясь в обратную сторону и наверх. Вокруг нас порхали, как бабочки, летучие мыши, но в объектив не попали.

 

Под сопкой на берегу разбили лагерь археологи. Они уже не первый год ведут раскопки в усть-чагырской пещере, которая находится недалеко от воды. Раскопки настолько интересные, что приезжают даже иностранные ученые. Дело в том, что здесь найдены останки неандертальцев возрастом около 40 тыс. лет. Жили-то неандертальцы в основном в Европе, и восточнее Усть-Чагырки и Денисовой пещеры их следов не найдено.

 

Монастыри в Усть-Пустынке

Усть-Пустынка знаменита двумя скалами-останцами с множеством пещер. Пещеры напоминают монашеские кельи, за что скалы прозваны Монастырями – Большим и Малым. В Большом монастыре пещер уже не осталось, они были разрушены при добыче известняка.

А в Малом еще сохранились. Самая большая и интересная из них – Водяная. Вход в нее находится у подножия горы. После крутого, но не трудного спуска, оказываешься у озера на дне пещеры. Совсем небольшое озерцо, в воде которого много серебра.

 

Акимовка

В окрестностях Акимовки с 1790 г. добывали медь, золото и серебро. Не очень богатое месторождение, но и в наше время регулярно предпринимаются попытки возобновить добычу рудного золота. Мы как раз застали очередную попытку, на отвалах работали самосвалы. Ведь чтобы вскрыть золотую жилу, нужно убрать большое количество пустой породы.

Впрочем, золота в деревне никто никогда не видел, а вот отвалы представляют интерес, потому что там встречаются прекрасные минералы. Мы тоже нашли немало цветных камней. В центре – дендриты окислов марганца, по краям – медные руды, вероятно, азурит и хризоколла.

 

Еще одна достопримечательность Акимовки, точнее две достопримечательности, это ее ключи с серебряно-золотой водой – Холодный и Лисицинский. Мы набрали воды в Лисицинском. Назван он в честь Ивана Лисицина, местного жителя, который его расчистил и красиво благоустроил.

 

<- Наши путешествия Колывань ->

 

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями.

Оставить комментарий

92 − = 84