Рудный Алтай

 

1. Барнаул. Усть-Чагырский рудник. Монастыри в Пустынке. Акимовка. 

2. Колывань. Курья. Колыванское озеро.

3. Змеиногорск. Змеиногорский рудник. Отец и сын Фроловы.

 

Змеиногорск

Змеиногорск небольшой городок с населением чуть более 10 тысяч человек безо всякой промышленности. Даже ликеро-водочный завод, устроенный в советское время на месте старых винных складов, в 2015 г. обанкротился, уже в третий раз.

А когда-то здесь кипела жизнь. Змеиногорск в середине 18 века стал первым крупным поставщиком серебра и золота в России, и сохранял свои лидирующие позиции, пока на Урале в 1814 г. наконец не научились добывать россыпное золото. Здесь была военная крепость, сереброплавильный завод, первая в стране железная дорога на конной тяге, и самое интересное – фантастическая по смелости замысла и мастерству исполнения гидросиловая установка Козьмы Фролова (1726-1800).

Этот замечательный инженер родился на Урале в семье мастерового, обучался в Горной школе в Екатеринбурге, работал на золотых приисках. В 1763 г., в возрасте 35 лет, Козьма Дмитриевич был переведен на Алтай для поправки дел на Змеиногорском руднике. Первым делом он автоматизировал процесс обработки руды, построив в течение 1764–1770 гг. четыре обогатительные фабрики, на которых использовалась энергия воды.

Сразу же после этого Фролов разрабатывает проект грандиозного гидротехнического комплекса, приступить к осуществлению которого он смог только в 1780-е годы, уже в должности управляющего рудником. Под землей были вырублены в скале четыре большие камеры, в которых установлены деревянные колеса, вращающиеся силой воды. Размер колес достигал 14 метров. Два колеса поднимали руду, а два откачивали воду. Помимо колес, вода еще приводила в действие основные механизмы кузницы, лесопилки и частично использовалась для промывки руд на обогатительной фабрике. Любой из механизмов можно было отключать для профилактики и ремонта без остановки остальных.

Время не пощадило гениальное творение Фролова. В 20 веке змеиногорское полиметаллическое месторождение разрабатывалось уже современными методами, Змеиная гора была взорвана, и теперь на ее месте находится огромная яма.

Только кое-где в стенах зияют отверстия старинных штолен, но далеко по ним не пройдешь, так как нижние горизонты рудника затоплены водой.

 

Единственное, что сохранилось до наших дней из прошлого великолепия – это плотина на реке Змеевке 1786 года постройки, да еще вход в Екатерининскую шахту. Плотина, построенная в основном из суглинка, стоит уже 230 лет. Даже сильнейший паводок 1793 г., явившийся бедствием для Барнаульского и Павловского заводов, не нанес ей сколько-нибудь существенных повреждений. Средняя ширина плотины по гребню 16 м, по низу 82 м. Общая длина по верху составляет 158 м, по низу – 86 м. Высота плотины – 17,5 м. Зеркало пруда 6,5 кв. км. Пруд и плотина являются памятниками федерального значения.

 

Вход в Екатерининскую шахту. В этой шахте располагалось одно из больших колес. Сейчас внутрь можно пройти менее, чем на десяток метров.

 

Младший из трех сыновей Козьмы Фролова, Петр (1775-1839), дослужился до губернатора, тайного советника (третий классный чин табели о рангах, соответствует генерал-лейтенанту в армии) и сенатора. Уже с 6 лет он работал на сортировке руды, а в 42 года (1817 г.) был назначен начальником округа Колывано-Воскресенских заводов.

По происхождению Петра Козьмича этот пост должен был бы стать вершиной карьеры, но ему повезло встретиться со Сперанским, который в начале века входил в ближний круг императора Александра Первого. В 1819 г. Михаил Сперанский получил назначение генерал-губернатором и ревизором Сибири. Известие об этом произвело сильное впечатление и имело последствия, заставляющие вспомнить гоголевского «Ревизора». Первый приближенный к иркутскому губернатору чиновник сошёл с ума и умер. Другой, в припадке белой горячки, бросился в реку, был вытащен из воды полумёртвым, и вскоре тоже помер. Боялись они не зря. Из Томска Сперанский писал дочери: «Если бы в Тобольске я отдал всех под суд, то здесь оставалось бы всех повесить». Два из трех сибирских губернаторов – томский и иркутский – были отстранены от должности, 48 чиновников предстали пред судом, на 681 наложены денежные взыскания.

Когда в 1820 г. Сперанский приехал с инспекцией в Барнаул, Петр Фролов оказался одним из немногих, удостоившихся похвалы графа. Сперанский, оставив за ним должность начальника Алтайского горного округа, сделал его еще и томским губернатором. После отставки в 1830 г. Фролов переехал в Петербург и получил назначение в сенат.

Этот послужной список уже сам по себе дает представление о деловых и человеческих качествах Петра Козьмича Фролова. Мы же из всех его разнообразных занятий упомянем следующие.

По его инициативе и проекту в 1806–1809 гг. была построена чугунно-рельсовая дорога длиной около 2 км, соединившая Змеиногорский рудник с сереброплавильным заводом. Три вагонетки образовывали поезд весом около 10 тонн, который везла всего одна лошадь. Дорога чрезвычайно облегчила жизнь приписных к заводу крестьян, радикально уменьшив их отработку по перевозке грузов. Напомню, что паровоз Черепановых на нижнетагильском заводе создан в 1833г., а железная дорога Петербург — Царское Село запущена в 1837г.

В Змеиногорском музее можно увидеть макет дороги, а также часть ее чугунного рельса (трапециевидного сечения) и колесо вагонетки.

Змеиногорский музей истории развития горного дела создан, как и барнаульский, в бытность Фролова губернатором, при его прямой поддержке и участии. Это первое в Западной Сибири здание, построенное специально для музея.

Позже музей был закрыт и восстановлен в 1980-е годы. Бессменным его директором вот уже более 30 лет является Валентина Христиановна Смирнова. Она создала в музее интересную экспозицию и теплую атмосферу. Так, сотрудники не возражали, чтобы Степа поиграл на кабинетном рояле. Рояль, правда, расстроен.

Коллекция музея разнообразна, чего в ней только нет. Вот, например, печные дверцы.

 

Петр Фролов был известным собирателем и знатоком старинных русских книг, картин и других произведений искусства. У него была неплохая картинная галерея. По словам современника, «он своим образованием и любовью к искусству дал жизни и вкусам барнаульцев совершенно иное направление». Его влиянием и можно объяснить восторженный отзыв Семенова-Тян-Шанского о Барнауле.

В честь 100-летия горного производства на Алтае Фролов создал в Барнауле величественный ансамбль Демидовской площади. И обратите внимание, какие здания были построены в центре города: горное училище, заводской госпиталь и богадельня.

 

Наша поездка оказалась очень насыщенной, и в какой-то момент мы переполнились впечатлениями. К тому же испортилась погода. И мы, еще не вполне исчерпав программу, как-то неожиданно и быстро собрались в обратный путь. В заключение пара видов алтайских дорог. Надо сказать, что пшеничные поля нам совершенно не попадались, только подсолнечник и гречиха.

 

<- Колывань Наши путешествия ->

 

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями.

Оставить комментарий

71 + = 78